image1 image2 image3

Ахметшин Н. Х. Тайны Шелкового пути. Записки историка и путешественника. Страница 64

Законодатели, ученые и практики, разрабатывая нынешний Уголовный кодекс (1997 г.), исходили из реальной ситуации в стране, анализа совершаемых преступлений, опыта применения различных видов наказаний. Свободные от сомнительных «международных обязательств», политиканской «фракционной конъюнктуры» и схоластических рассуждений о «всевышнем» они закрепили в кодексе то, что считали актуальным для китайского общества. Поэтому имеющиеся в нем 400 с лишним составов преступлений — это именно те противоправные деяния, которые совершаются в сегодняшней КНР. Однако и традиции прошлого тоже дают о себе знать.

Судебные органы регулярно выносят смертные приговоры по самым разнообразным делам. В санкциях более 80 статей Уголовного кодекса предусмотрена смертная казнь, которая приводится в исполнение через расстрел или путем введения инъекции с ядом. Это значительно больше, чем в какой-либо другой стране мира. Ее применение допускается за преступления против социалистического рыночного экономического порядка, против общественного порядка и порядка управления, против прав личности, демократических прав граждан, против государственной безопасности, за преступления военнослужащих против воинского долга и др.

В контексте рассказа об обнаруженной терракотовой армии заслуживает внимания статья 328 УК. Лишением свободы на срок десять и более лет, пожизненным заключением либо смертной казнью наказываются тайные раскопки памятников старины, древних погребений, утвержденных в качестве особо охраняемых объектов культуры; руководители коллективных раскопок; неоднократные подобные раскопки и т. д. Трудно даже представить размах этого явления в КНР в последние годы, если законодатель решил включить в кодекс столь суровые меры наказания. Ранее такой нормы не существовало, о проблеме заговорили лишь во второй половине 80-х гг.

Работа

student3.jpg

Реклама