image1 image2 image3

Ахметшин Н. Х. Тайны Шелкового пути. Записки историка и путешественника. Страница 174

Утверждение достаточно странное и в чем-то даже возмутительное. П. Сплингерд, безусловно, не был дипломированным синологом, но обладал разносторонней эрудицией, прекрасно знал несколько языков, легко общался с учеными и путешественниками европейского, если не мирового, уровня. В 1903 г., например, он послал Ф. П. В. Рихтгофену на 70-летие фотографию своего многочисленного семейства с соответствующей надписью. Поэтому говорить об ограниченности его познаний в области культурно-исторического наследия Китая, по меньшей мере, некорректно. Даже если предположить, что начальник таможни не сумел сразу по достоинству оценить шедевры тысячелетней давности, оказавшиеся у него в руках, он всегда мог проконсультироваться по данному вопросу у научных корифеев.

Скорее наоборот, китайские провинциальные чиновники абсолютно не представляли реальной стоимости того, что они дарят иностранцу, уезжающему из страны. В пользу данного предположения убедительно свидетельствует вся цепочка событий вокруг дуньхуанских находок.

Трудно в деталях объяснить мотивы поступка П. Сплин- герда, но основная линия его поведения представляется очевидной. Исключительно щепетильный и бескорыстный человек, проживший в Китае многие годы и испытывавший глубокое уважение к его народу, не мог в силу своих убеждений вывезти отсюда национальные реликвии. Одновременно, в полной мере постигший особенности менталитета и социальной психологии китайцев, многовековые традиции общества, в конкретно возникшей ситуации он не имел возможности от них отказаться и при первом удобном случае вернул стране, давшей ему приют на долгие годы, то, что ей по праву принадлежало. Возможно, именно по этой причине рукописи попали к человеку военному, более дисциплинированному и ответственному в своих действиях.

Работа

zarplata_350_450.jpg

Реклама