image1 image2 image3

Ахметшин Н. Х. Тайны Шелкового пути. Записки историка и путешественника. Страница 264

Китайская легенда, определяющая номинал, находится на другой стороне рассматриваемых денежных знаков. Иероглифическая надпись на более мелких занимает все пространство — «медная монета в 6 чжу». На крупных она расположена по кругу — «медная монета весом в 24 чжу». Ученые расходятся в определении исторических рамок ее обращения. Обобщив высказанные точки зрения, можно условно говорить о I—III вв. н.э. Любопытно, что примерно к этому периоду относятся и обнаруженные здесь монеты китайского образца, но хотанского производства с прямоугольным отверстием — «юйфан» (?), отлитые из свинца или со значительной его примесью. Известно лишь несколько таких монет, и вопрос с их датировкой еще более запутанный.

Однако вернемся к заставе Юймэнь. Свернув с трассы Дуньхуан— Голмуд (совр. провинция Цинхай), мы оказались в гордом одиночестве на дороге, построенной всего несколько лет назад. Впереди нас ожидали примерно 60 километров пути, причем последние десять — по пересеченной местности, поскольку работы здесь еще не завершены. Вскоре показался своеобразный блокпост, где местные контролеры решительно потребовали оплатить осмотр Юймэньгуаня (30 юаней или менее 4 долларов с человека, без скидок). Навязанный в ультимативной форме расчет за десятки километров до намеченного к посещению объекта показался весьма странным, но затем ситуация отчасти прояснилась, а приобретенный опыт удалось позднее успешно применить на практике.

Внушительных размеров фрагменты заставы неплохо сохранились, но в целом они не дают реального представления о жизни, бурлившей в этих местах около двух тысяч лет назад. Когда-то тут был мощный оборонительный форпост императорской армии. Если обратить взгляд на северо-запад, то можно увидеть контуры широкой дороги, по которой в обе стороны шли караваны, груженые всевозможными товарами. Высокопоставленный ханьский сановник Бань Чао, проживший в Западном крае многие годы, сыгравший большую роль в укреплении китайского влияния в этом регионе и мечтавший умереть на родине, на склоне лет писал императору: «Не надеюсь на возвращение в Цзюцюань, хотел бы добраться до Юймэньгуаня, пока жив». Читатель, вероятно, помнит, что ему удалось все-таки незадолго до смерти вернуться в Лоян.

Работа

zarplata_350_450.jpg

Реклама